Новое в клипарте

Почему, освоив программирование, вы не спасётесь от безработицы?

Почему, освоив программирование, вы не спасётесь от безработицы?

Стремитесь достичь гарантированной занятости в условиях экономики знаний? Просто научитесь писать код. По крайней мере, так мы говорим молодым специалистам и работникам в середине их карьерного пути, которые хотят выжить на современном рынке труда. В общем-то, я и сам себе советовал то же самое. И, учитывая рост количества школ кодирования и курсов для начинающих, который мы наблюдаем последние несколько лет, можно сказать, что не так уж и мало людей прислушалось к этому совету — они считают, что укрепляют таким образом своё материальное положение.

К несчастью, многие уже познали горькую правду, что даже умение кодировать на самом профессиональном уровне способно помочь лишь отчасти. Призыв «учитесь кодировать» всё больше и больше звучит, как плохой совет.

Почему, освоив программирование, вы не спасётесь от безработицы?

Кодирование не спасёт вас

Любой, кто владеет такими языками, как Python, Java или даже веб-программированием, в частности HTML и CSS, на сегодня весьма востребован работодателями, которые ещё только присматриваются к цифровым биржам труда. Но, по мере того, как кодирование становиться всё более обыденным делом, особенно в таких развивающихся странах, как Индия, мы замечаем, что такого рода работа постепенно уходит в руки низкооплачиваемых работников «цифровых потогонок» (при помощи автоматизированных площадок наподобие Upwork).

И этот процесс идёт по нарастающей. С большей отдачей использовать свои навыки кодирования можно самостоятельно разрабатывая приложения или платформы, но в этом случае вам придётся конкурировать с тысячами других, делающих то же самое. А работу интернет-бирж определяют такие же силы, как и в цифровом музыкальном бизнесе.

Кроме того, освоить кодирование тяжело, особенно для людей старшего поколения, которые уже позабыли алгебру и не выработали в юности привычку мыслить алгоритмически. Освоить кодирование на уровне, достаточном для успешной конкуренции, ещё сложнее.

Хотя я определённо считаю, что каждому члену нашего во многом цифрового общества необходимо понимать, как устроены все эти программные платформы, общие навыки кодирования не помогут справиться с кризисом безработицы буквально в той же степени, как и простое умение читать и писать — достичь уровня полной занятости в книгоиздательской отрасли.

Всё на самом деле ещё хуже. Одна компьютерная программа, написанная дюжиной разработчиков, может привести к потере сотен рабочих мест. Как замечает публицист и предприниматель Эндрю Кин, цифровые компании нанимают в 10 раз меньше работников на каждый заработанный доллар по сравнению с традиционными. Каждый раз, когда компания решает перенести свои вычисления в облачную среду, она получает возможность уволить ещё немного ИТ-сотрудников.

Большинство разрабатываемых нынче технологий делают ненужными или устаревшими больше рабочих мест, чем создают. Причём те технологии, которые наоборот требуют постоянного обслуживания со стороны человека или непосредственного его участия в работе, не поддерживаются венчурным капиталом как раз по этой причине. Они считаются немасштабируемыми, так как по мере расширения бизнеса требуют всё больше работников, которым надо платить.

Подготовка к замене работников роботами

В конце концов, есть рабочие места для людей, желающих помочь нам приспособиться ко всё более компьютеризированному обществу. Консультанты служб занятости любят замечать, что кассы самообслуживания могут лишить вас работы кассира в супермаркете, но в то же время появляются новые вакансии для тех, кто помогает покупателям справиться со сканированием товаров в киоске, с проводкой дебетовых карт в считывающих устройствах или поиском кода товара для листовой свёклы. И это несколько более квалифицированная работа и, возможно, даже лучше оплачиваемая, чем простой кассир.

Но это временная вакансия: довольно скоро покупатели начнут также легко обращаться с кассами самообслуживания, как сейчас с банкоматами, и помощник будет не нужен. К тому времени технологии цифрового маркирования могут развиться до такой степени, что посетители просто будут выходить из магазина с выбранным товаром, а оплата станет происходить автоматически.

Какое-то время будет даже дефицит различных специалистов: механиков, которые приспособят наши сегодняшние автомобили к автоматическим системам вождения, инженеров для замены медицинского персонала датчиками и для написания программного обеспечения для почтовых беспилотников. Произойдёт рост количества специализированных рабочих мест с его последующим стремительным падением. Уже сейчас в Китае применение 3D-печати и других автоматизированных решений несёт угрозу на высокотехнологичных фабриках сотням тысяч рабочих мест, многие из которых просуществовали менее десятилетия.

Американские производители смогут вернуть себе прежние позиции, но возникнет дефицит работников с навыками, необходимыми для запуска автоматизированных фабрик. И всё равно это изобилие рабочих мест появится лишь на время. Как только роботы начнут внедряться повсеместно, их текущее обслуживание и модернизация также будут автоматизированы. Людям придётся научиться жить в этих условиях.

Высокотехнологичная безработица

Эту проблему первым ясно сформулировал в далёком 1940 г. первопроходец кибернетики Норберт Винер, чьи работы побудили членов Администрации Эйзенхауэра задуматься, что будет после индустриализма. В 1966 г. власти Соединённых Штатов собрали первую и единственную сессию Национальной комиссии по технологиям, автоматизации и экономическому прогрессу, которая опубликовала шесть (по большей части проигнорированных) томов, где оценивается явление, которое позднее назовут «постиндустриальной экономикой».

Сегодня сотрудники Массачусетского технологического института Эрик Брайнджолфсон и Эндрю Макэфи возглавляют дискуссию о воздействии технологий на трудовую занятость в будущем — они называю это «великим рассогласованием». Их масштабное исследование показывает, не встречая разумных возражений, что технологический прогресс ликвидирует рабочие места и ставит рабочих массовой квалификации в положение ещё более худшее, чем они были до этого.

«Это большой парадокс нашего времени, — объяснил Брайнджолфсон в 2013 г. для журнала «Технологический обзор МТИ», — производительность бьёт рекорды, инновации внедряются с небывалой скоростью, и в то же время у нас падает показатель усреднённого дохода и уменьшается количество рабочих мест. Люди оказываются в хвосте событий, поскольку технологии совершенствуются настолько быстро, а наши профессиональные и организационные навыки не поспевают за ними».

При этом трудно представить себе это великое рассогласование, как простое непреднамеренное последствие цифровых технологий. Это не парадокс, но развитие промышленности приводит к вычёркиванию человека из уравнения ценности. Это большая новость: рост экономики не означает рост числа рабочих мест или благосостояния людей, живущих в ней.

«Я бы хотел ошибаться, — с растерянностью признаётся Макэфи в той же статье, — но когда появятся все эти технологии из научной фантастики, для чего нам будут нужны все эти люди?»

Когда технологии повышают производительность, у компании появляется предлог, чтобы сократить рабочие места и выплатить сэкономленные средства своим акционерам в виде дивидендов или обратного выкупа. Что могло бы быть потеряно на зарплатах, превращается обратно в капитал. Таки образом сокращается средний класс, а единственным способом получить прибыль остаётся пассивный возврат инвестиций.

Оказывается, что цифровые технологии попросту ускоряют движение к точке, когда мы станем свидетелями всех этих событий. Всё это до сих пор проходит мимо нашего внимания — мы заняты кодированием.

Источник

Поделиться:

Категории сайта

Новости